Блог > Вклад: Тонны казенной тупости

Тонны казенной тупости

Пятница, 31 августа 2007, 11:57:53 | Корней Чуковский

Корней Чуковский
«Тонны казенной тупости»
Как чествовали Горького в 1932 году
(К. Чуковский, Дневник 1930-1969, М. 1994, С. 70-71)

28 ноября 1932 г., Ленинград
Третьего дня в Аккапелле мы, писатели, чествовали Горького. Зал был набит битком. За стол сели какие-то мрачные серые люди казенного вида – под председательством Баузе, бывшего редактора «Красной Газеты». Писатели, нас было трое, – я, Эйхенбаум и Чапыгин, чувствовали себя на этом празднике лишними. Выступил какой-то жирный, самоуверенный агитаторского стиля оратор – и стал доказывать, что Горький всегда был стопроцентным большевиком, что он всегда ненавидел мещанство, – и страшно напористо, в течение полутора часов, нудно бубнил на эту безнадежную и мало кому интересную тему. Я слушал его с изумлением: видно было, что истина этого человека не интересовала нисколько. Он так и понимал свою задачу: подтасовать факты так, чтобы получилась заказанная ему по распоряжению начальства официозная версия о юбиляре. Ни одного живого или сколько-нб. человечного слова: штампы официозной стилистики из глубоко провинциальной казенной газеты. Публика до такой степени обалдела от этой казенщины, что когда оратор оговорился и вместо «Горький» сказал «Троцкий» – никто даже не поморщился. Все равно! Потом выступил Эйхенбаум. Он вышел с бумажкой – и очень волновался, т.к. уже года 3 не выступал ни перед какой аудиторией. Читал он мало вразумительно – сравнивал судьбу Тургенева и Толстого с Горьковской – резонерствовал довольно вяло, но вдруг раздался шумный аплодисман, т.к. это было хоть и слабое, но человчье слово.– После Эйх. выступил Чапыгин. Он «валял дурака», это его специальность: что с меня возьмешь, уж такой я – дуралей уродился! Такова его манера. Он так и начал: «Горький хорошо меня знает, как же! И конечно, любит! /.../ Все это «чествование» взволновало меня: с одной стороны – с государственной – целые тонны беспросветной казенной тупости, с другой стороны – со стороны литераторов – со стороны Всероссийского Союза Писателей – хилый туманный профессор и гороховый шут. И мне захотелось сообщить о Горьком возможно больше человеческих черт, изобразить его озорным, веселым, талантливым, взволнованным, живым человеком. Я стал говорить о его остротах, его записях в Чукоккалу, забавных анекдотах о нем, читал отрывки из своего дневника – из всего этого возник образ подлинного, не иконописного Горького – и толпа отнеслась к моим рассказам с истинной жадностью, аплодировала в середине речи, и когда я кончил – так бурно и горячо выражала свои чувства, что те, казенные, люди нахмурились.
Потом выступил какой-то проститут и мертвым голосом прочитал телеграмму, которую ”писатели”, русские писатели, посылают М. Горькому. Это было собрание всех трафаретов и пошлостей, которые уже не звучат в Вятке. В городе Пушкина, Щедрина, Достоевского навязать писателям такой адрес и послать его другому писателю! И какой длинный, строк на 300 – и как будто нарочно старались, чтобы даже нечаянно не высказалась там какая-нб. самобытная мысль или собственное задушевное чувство. Горькому дана именно такая оценка, какая требуется последним циркуляром. И главное, даже не показали нам того адреса, к-рый послали от нашего имени. Да и странно вели себя по отношению к нам: словно мы враждебный лагерь, даже не глянули в нашу сторону.

Категория: Спор о Горьком

1 Комментарий


Четверг, 15 ноября 2007, 04:26:12 | Petrov

it is great!

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии можно оставлять через функцию КОНТАКТ.

Der unbekannte GorkiМаксим Горький

netceleration!

Начало страницы