Блог > Вклад: С Новым 2015 годом! - Что стало со «снежной революцией»?

С Новым 2015 годом! - Что стало со «снежной революцией»?

Понедельник, 29 декабря 2014, 17:15:51 | Армин Книгге

С Новым 2015 годом!  -   Что стало со «снежной революцией»?

"У девушек на головах венки а-ля Наталка Полтавка" (Борис Акунин)

Год назад, в новогодней записи, посвященнной повести Романа Сенчина «Чего вы хотите?», автор настояшего блога высказал мнение, что «России предстоят значительные перемены». Верное пророчество, можно сказать, но только не в том смысле. Я имел в ввиду усиление тех общественных сил, которые выражались в протестных акциях 2011-2012 годов, «снежной революции», ставшей темой повести Сенчина. Мне тогда показалось вполне возможным и даже вероятным, что путинскому периоду в России приближается конец. Не было недостатка критических анализов в российских СМИ, говорящих о попытках правительства завуалировать неудачи в областях экономики и социальной политики посредством громогласной националистической пропаганды. Тем не менее я должен признаться в том, что в этом пророчестве основательно ошибся. Вместо конца судьба принесла режиму новый подъем и достижение максимальной поддержки со стороны населения.


Продолжается распад Советской империи

Этим успехом правительство обязано строптивой украинской нации и Евромайдану. Внешнеполитический конфликт (ощушаемый россиянами скорее как внутриполитический) обеспечил власти продолжение сушествования на долгий срок. В результате Россия находится в ситуации войны на всех фронтах. На Украине идет реальная кровавая война, в которой, по существу, продолжается процесс распада СССР, формально вошедший двадцать три года назад, но только в наше время болезненно пришедший в сознание двух братских народов. Украинцы в большинстве хотят окончательно выйти из Советской империи и крайне отрицательно относятся к советскому образу жизни, они хотят стать европейцами в независимом государстве; русские и пророссийские жители Украины более или менее сознательно стремятся к восстановлению Империи, которая во многом осталась их родиной и местом дорогих воспоминаний. Этот основной конфликт практикуется не только в реальных военных столкновениях, но и в многочисленных ментальных и медийных «войнах». Традиционные разногласия между двумя нациями, невиные предрассудки, шутки и поговорки, возрастают до своего рода «культурной борьбы», вносят раздор в личные отношения родственнков, друзей, товаришей по работе. Большая часть прессы превратилась в инструмент государственной пропаганды и систематически нарушает правила добросовестной информции.

В результате такого развития господствуюшим настроением в российском обществе является постоянное раздражение, нередко переходящее в открытую ненависть. В ходе событий на Украине распространялось недоверие ко всем не «нашим» источникам информации, готовность верить монструозным образам «врагов» и всякого рода теориям заговоров. Большинство записей прошедшего года на этом блоге было посвящено этой хаотической ситуации, войне эмоций, проблемам информации, государственной пропаганды и попыткам сопротивления со стороны оппозиционно настроенных сил, а, по существу, отдельных культурных деятелей.
При этом Максим Горький, патрон этого блога, очередной раз оказался сильным союзником защитников культуры в борьбе с претензиями государства на подчинение культуры своим политическим интересам. В условиях воинствующего национализма во время Первой мировой войны и потом в условиях партийной диктатуры в двадцатые годы Горький неутомимо стоял за свой идеал свободного социализма и свободной от политических интересов культуры.


Кризис оппозиции

Обратимся еще раз к тематике предыдущей новогодней записи на блоге. По сравнению с актуальной ситуацией события в повести Романа Сенчина – «снежная революция» 2011-2012 годов в семейной жизни Сенчиных – представляются детскими играми. Столкновение на улицах Москвы двух противоборствующих общественных движений – «Россия без Путина» и «Россия за Путина» - участникам демонстраций тогда могло еще казаться поединком приблизительно равных сил с открытым финалом. Сегодня такой взгляд на вещи представляется смешной иллюзией. Партия «за» одержала блестящую победу над партией «без». Активисты протестного движения потеряли и то маргинальное влияние на политическую жизнь, которое имели два-три года назад. Те из них, которые объявили свое несогласие с аннексией Крыма, в выступлениях президента характеризуются как ненадежные соотечественники, в прессе типа «Комсомольской правды» они открыто называются предателями отечества, «пятой колонной киевской хунты» или Запада. Кроме того, самые активные организаторы протестных акций лишены возможности продолжать свою политическую деятельность. Лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов в рамках т.н. «Болотного дела» был признан виновным в организации массовых беспорядков на демонстрации «Марш миллионов» 6 мая 2012 г. в Москве и приговорен к 4,5 годам лишения свободы, он с июля прошедшего года находится в СИЗО-1 «Матросская тишина». Алексей Навальный, тоже авторитетное лицо оппозиционного движения, известный своей борьбой с коррупцией в России, в 2013 г. был признан виновным в хищении имущества государственной компании «Кировлес» и приговорён к 5 годам колонии общего режима, до октября 2014 г. находился под домашним арестом. Не только сами обвиненные, но и многие наблюдатели говорят о политически мотивированных делах. Слабость оппозиции, вдобавок, обусловлена внутренними разногласиями. «Украина все более жестко разводит оппозицию по разным сторонам», писала «Новая газета» в статье о «Марше мира», происходившем 21 сентября 2014 г. в Москве. Основную часть митингующих составили «непартийные», которые пришли без флагов и особой символики просто поддержать идею мира, участники различных либеральных партий резко осуждали политику Кремля, а левые почти полностью проигнорировали мероприятие, потому что считали неприемлемой поддержку или одобрение любой из воюющих сторон.
В то время как организованные представители оппозиции, привыкшие к тяжелым условиям политической борьбы, сравнительно спокойно реагировали на новую ситуацию в России, представители «креативного класса», культурные деятели, художники и писатели, гораздо более болезненно переживали опыт национального подъема, шумного восторга в СМИ и всех сферах обшественной жизни, они почувствовали себя чужими в своей стране. Дмитрий Быков, талантливый писатель, журналист, телеведущий, лектор и вместе с тем и блестящий энтертейнер, попал в состояние шока. На полосе своей известной рифмованной колонки в «Новой газете» (21-07-2014) он писал: «Автор впервые в жизни чувствует, что не может и не должен писать фельетон в этот номер. Можно писать стихи после Освенцима, но нельзя писать фельетоны в разгар коллективного безумия». Поэт Лев Рубинштейн описал ситуацию в стране такими словами: «Обнаружив самих себя внутри скверного анекдота, мы с ужасом и тоской осознаем, что в этом анекдоте ничего смешного нет». Кстати, сайт Грани.ру (02-12-2014), на котором находится это высказывание, заблокирован, т.е. внесен в реестр запрещенных ресурсов за “призывы к противоправной деятельности и участию в массовых мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка”.


Роман Сенчин: «На грани безумия»

Подобные ощущения недоумения и растерянности по поводу «странностей» актуальной культурной жизни испытал и Роман Сенчин, автор обсуждаемой повести «Чего вы хотите?». Сенчин является заместителем главного редактора еженедельной газеты «Литературная Россия» и в этом качестве он там иногда помещает фельетоны по вопросам культуры и литературы. В первом номере прошедшего года появилась его статья «На грани безумия», в которой писатель рассказал о том, как одна «новинка» пробудила его любопытство, книга под названием «Биографический календарь `Сталин` на 2014 год». При этом удивила его не то, что советскому вождю оказывается такая честь. Монографии и календари о Сталине появляются перманентно. Поразила его информация о происхождении этого издания. Календарь выпущен в Патриаршем издательско-полиграфическом центре Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. «Тут у меня и стало мутиться сознание», замечает писатель. Сталин как бы в ряду если и не святых, то в ряду исторических личностей, которым Русская Православная Церковь оказывает честь и благодарную память? Сенчин проверил свои знания об отношениях Сталина к Церкви и не смог найти факты, которые оправдали бы такое предположение. Конечно, он читал о той судьбоносной встрече вождя с православными иерархами в 1943 году, после которой Церковь стала возрождаться. Он также знал, что новейшие историки делают из Сталина тайного сторонника Церкви. Но все аргументы в пользу этой версии в его глазах ничего не меняют в чудовищных преступлениях, совершенных сталинским режимом над представителями духовенства. Писатель указывает но новейшие исследовательские работы об истории Церкви в ХХ веке, в которых два года – 1937-й и 1938-й – состоят почти исключительно из перечислений расстрелянных митрополитов, епископов и иереев. С особенным сочувствием Сенчин упоминает о судьбе именитых личностей, погибших в лагерях, таких, как Павел Флоренский, по словам писателя, «гениальным ученым».
Сенчин, как и его двойник в повести, не является радикальным либералом, он просто рассказывает о том, как «стало мутиться» его сознание ввиду таких странных альянсов в актуальной культуре. В статье он добавляет еще один факт, который оправдывает такую реакцию. Издательский дом «Достоинство», который выпустил календарь, специализирован на две темы – Сталин и Романовы. В каталоге издательства клиентам предлагаются в одном ряду книги «Сталин. Судьба и эпоха в фотографиях и документах» и «Романовы. Подвиг во имя любви».
Справедливости ради нужно отметить, что по поводу сталинского календаря и места его издания – по словам Сенчина – в интернете «разразилась настоящая буря». С другой стороны, и статья самого Сенчина «На грани безумия» вызвала отрицательные реакции, опубликованные на страницах «Литературной России». Среди них статья «Надо смотретъ через другую призму» особенно наглядно выражает позицию защитников памяти о Советской власти и ярых врагов «нынешних порядков». Автор статьи Владимир Рыбин, доктор философских наук из Челябинска, в резком тоне выносит писателю Сенчину выговор. Чтобы понять обстоятельсто, что РПЦ использует растущую ностальгию населения по СССР в своих интересах, не требуется больших умственных усилий, заявляет автор. «Но Сенчин упорно идет на поводу условного рефлекса, выработанного за 20 с лишним лет `демократической` пропаганды, и начинает в очередной раз пережёвывать навязшие в зубах стенания по поводу `зверств коммунистического режима`...» Ссылаясь на «изолированно взятые факты», писатель, по мнению его оппонента, пользуется «одним из эффективнейших идеологических средств разрушения советского общества». Автор статьи советует Сенчину судить не с позиции телеканалов типа НТВ, «два десятилетия унавоживающих сознание людей дебильной или `демократической` телепродукцией» или с позиции деятелей с Болотной площади - «а с позиции человеческого большинства России, т.е. тех людей, кто способен честно и продуктивно трудиться». Сенчин на эту полемику ответил не прямо, но посредством общей характеристики своих оппонентов: «Интересно, что слышнее всех голоса бывших членов КПСС и комсомольских вожаков, а в либералы (читай – враги православия и России) записаны те, кто лет тридцать-сорок назад добивался свободы совести и вероисповедний на деле, а не на бумаге».

Итак, оппозиционное движение в России находится в глубоком кризисе (еще одно применение этого вездесущего и одновременно запретного слова). Но это движение не исчезло бесследно, его носители, сторонники и тайные симпатизанты продолжают свое существование в качестве отдельных личностей, и они не лишние люди, мешающие единодушию «народа». Они, напротив, составляют интеллектуальный капитал, небходимый для развития страны. Исключить сторонников демократии, свободы слова и совести, из круга «нормальных», т.е. лояльных граждан - такое решение проблемы не может быть в интересах населения. А такая тенденция в актуальном общественном дискурсе действительно наблюдается.


Пристрастие к «простому»

К инструментам апологетов нового патриотизма относится пристрастие к «простому» - в отличие от излишне сложного, запутывающего. Первое приписывается «простым людям», «низам», «народу», которые своим трудом обеспечивают благосостояние страны; второе более или менее сознательно навязывается всему образованному классу, «книжникам», «умникам», живущим за счет трудящихся. Это хорошо известный стереотип, наблюдаемый в разных национальных культурах, особенно в процессе модернизации, перехода от деревенской в городскую культуру. По логике этой системы неграмотный может казаться более ценным и честным человеком, чем большой ученый. В русской литературе это почитание простолюдина, простонародья, мужика и рабочего встречалось у романтиков и народников, оно являлось выражением чувства виновности интеллигенции перед народом.
В связи с борьбой за социальную справедливость подобная высокая оценка «простоты» могла иметь положительное влияние на развитие общества. Но одновременно она служила и инструментом пропаганды власти, государства и церкви, направленной против бунтарей, просветителей. революционеров, «потрясателей основ» (Н. Лесков). В советское время воля «простого народа», определяемая партией и государством, оказался страшным, часто смертельным оружием в борьбе с диссидентами, в большинстве представителями интеллигенции.

В борьбе постсоветской власти с оппозицией продолжается эта же линия истории, аргумент «простоты» стал интегральной частью государственной пропаганды. «Простым людям» вместо сложных социальных и экономических реформ обещают возвращение Великой Империи. Все, что препятствует реализации этой мечты, объясняется махинациями врагов, внешних и внутренних. В роли последних представляются либералы и все оппозиционно настроенные деятели культуры. Они таким образом занимают место того «беспокойного элемента», который в царской Империи воплощался в революционной интеллигенции. Разница, однако, в том, что сегодняшняя оппозиция по сравнению с ее предщественницей в гораздо меньшей мере пользуется поддержкой населения. Люди не хотят больших перемен, они хотят «стабильность». По данным нового исследования Левада-центра (газета.ру, 25-11-2014) любые конфликты и протесты в сознании россиян кажутся причиной дальнейших бед. Они верят, что все мирные протесты перерастают в вооруженные столкновения. Анархия, отсутствие порядка становится питательной средой для прихода «фашистов», о чем свидетельствует Евромайдан и его последствия.


Солидарность с «майдановцами»

Беспокойный элемент действительно нашел свое новое место жительства на Украине, и немалая часть российской оппозиции солидаризировалась с майдановцами, вследствие чего дальше раскол в российском обществе углубляется дальше.
Юлия Латынина (сайт «Эхо Москвы», 21-02-2014) приветствовала события 20 февраля 2014 г., когда в результате массового митинга в центре Киева совершился кардинальный переворот, как «День взятия Бастилии»: «В Украине ... происходит классическая буржуазная революция с походом на Тюильри, со взятием Бастилии, с Генеральными штатами, которые вдруг прогибаются перед этой революцией, хотя вовсе об этом и не думали».
Не место здесь обсуждать правильость исторической аналогии, во всяком случае это альтернативное мнение, диаметрально противоположное годподствующей в России версии о «киевской хунте» и «фашистах» на Майдане.

То же самое можно сказать о выступлении писателя Бориса Акунина, одного из ведущих представителей «снежной революции», по поводу годовщины начала движении Майдана (22-11-2014, http://borisakunin.livejournal.com/138835.html). С точки зрения патриотически настроенной российской общественности это выступление представвляло еще большую провокацию. чем декларация Латининой и других политических наблюдателей, потому что Акунин не только оправдал майдановцев, но осмелился высказать свое желание увидеть и на своей родине российскую версию духа Майдана. И вдобавок он в заголовке записи использовал украинский язык, который в России нередко появляется как объект язвительных шуток: «Запануэем и ми, браття, у своiй сторонцi?“. При этом Акунин отказался от исторических аналогий и анализов политической ситуации, а говорил просто о своих личных эмоциях и вытекающих из них размышлений. В результате получилась своего рода лекция о двух разновидностях национализма. Сначала писатель вспоминает об одном концерте украинской рок-группы «Океан Эльзы», который он недавно посетил. Дело происходило не в Киеве, а в Лондоне. Писатель оказался в большом зале, наполненном людьми в вышиванках. У девушек на головах венки а-ля Наталка Полтавка. Чуть не все хором кричат «Слава Украине! Героям слава!» и размахивают желто-голубыми флагами. А в конце весь зал запел национальный гимн – «Ще не вмерла Украiна i слава, i воля».
Воздержимся от оценочных замечаний pro et contra, которые такая картина вроде условного рефлекса вызывает у тех или других людей. Важно здесь, что происходит с наблюдателем из России. И тот, неожиданно для самого себя, испытывает сильное чувство, значение которого он обозначает как «лютая зависть». Подобное он не раз ощущал в детстве: сидишь дома с простудой, смотришь в окно, а там все играют во что-то невыносимо интересное, и им так классно. После этого следует перевод этой аллегории на язык политической ситуации. Приведу его в словах автора, прошу прощения за длинноту цитаты:


Мечта о «национализме российском»

Ведь если у нас большая толпа начнет орать «Слава России!» и размахивать флагами, это будет либо какая-то казенно-патриотическая акция, либо сборище агрессивных ксенофобов. Ну, а представить себе соотечественников, добровольно поющих михалковский гимн про "братских народов союз вековой", я вообще не могу, воображения не хватает./.../
Ветераны нашего сообщества, вероятно, помнят, что года три назад я был в Украине и написал тогда здесь, в блоге, что страны, по-моему, пока не получается – во всяком случае, я не почувствовал и не понял, что такое Украина. Всех местных об этом спрашивал, и никто, даже умные львовские профессора, не смогли мне вывести формулу украинскости.
А сейчас эта формула есть. Видна невооруженным глазом. Называется «национальное возрождение». И спасибо за это украинцы, вероятно, должны сказать Януковичу и Путину, потому что первый спровоцировал Майдан, а второй помог украинцам сплотиться и стать нацией.
Назавидовавшись, я вспомнил, как в августе 1991-го мы тоже ходили с российским триколором, и как это было здорово. Но потом, очень быстро, мы с этим завязали. Фи! Официоз и показуха.
Дальше в моей насквозь либерально-космополитической голове стали ворочаться довольно некомфортные мысли, к Украине отношения уже не имеющие.
Понимаете, я всегда считал современный национализм дикостью, анахронизмом и, хуже того, опасной ересью. Само это слово для меня является аллергеном. Но вот увидел толпу, которая гордится национальным флагом, поет гимн не из-под палки – и при этом никого не проклинает и не ненавидит, а просто радуется - и стало завидно и горько оттого, что в российских реалиях это невозможно.
Однако ведь без такого подъема и единения, наверное, ни черта хорошего в нашей стране не будет?
Ну то есть ясно, что русский, татарский, башкирский, дагестанский и любой другой этнический национализм ведут только к драке и беде. А национализм российский? Не разъединяющий российские этносы, но объединяющий их ради общего дела, всем интересного и для всех важного?
Хочу спросить вас.
Какое это может быть дело? Идеи и предложения у вас имеются? (Только не война, пожалуйста).
Каким должно быть государство, чтобы люди считали его своим? А заодно спрошу-ка я, как вы относитесь к российскому гимну.



В конце записи следует организованный писателем опрос «Как вы относитесь к нашему гимну?» Участников: 4481. Результаты: За ответ «Люблю. Пою» голосовали 22%, за «Гимн как гимн. Все поют – могу и подхватить» 20,6%, за «Гимн плохой. Хочу другой» 40,1%; и на последний, хитрый вопрос «А какой у нас гимн? Что там за слова?» успешно ответили 17,4%.
Не трудно предсказать реакции читателей, не принадлежащих к единомышленникам Акунина: национальный подъем «в российских реалиях» невозможен? А национальное возрождение произошло ведь не у фашистов в Киеве, но в России! И так далее. Тем не менее выступление Акунина – это один отдельный и довольно тихий и задумчивый голос, который явно противостоит громогласной государственной пропаганде. В качестве знаменательного примера приведу бурно обсуждаемое в Рунете заявление телеведущего Дмитрия Киселёва «Россия – единственная страна в мире, способная превратить США в радиоактивный пепел!» (чтобы быть хорошо понятым: Киселев, конечно, не призывал к военным действиям против США; мы имеем дело, так сказать, с медийным уничтожением врага).

«Чего вы хотите»?
Вернемся еше раз к повести Сенчина. Дарья, подросток, дочь фиктивного Сенчина, с возрастающим ужасом наблюдает на улице в Москве столкновение демонстрантов «Лиги избирателей» с группой «наших». Идет драка, течет кровь, и Дарья, вне себя, кричит демонстрантам: «Идиоты, блин! Чего вам надо всем? Чего вы хотите?!». Умный писатель в этом возгласе молодого человека допустил двойное понимание. Одно – отрицательное – совпадает с господствующим мнением граждан России: все эти «майданы» и вообше протесты, включая мирные, ведут к беспорядкам и кровопролитию, их нужно прекратить. Другое понимание выражено во всем сюжете повести: люди чувствуют себя обманутыми и униженными властью и решают «что-то делать». В процессе формирования протестного движения участники приобретают новое качество личности: уверенность в своей силе, достоинство свободного человека, радость совместного действия с единомышленниками. Вопрос «Чего вы хотите?» в этом смысле можно понять как призыв к тому, что действительно нужно людям и стране: работе мысли, активному участию в правлении страны, отказу от имперских илюзий и ностальгии по советскому прошлому. Но такие процессы не возникают в условиях застоя, «стабильности». Они неизбежно связаны с «беспокойством» в душах активных людей и конфликтами в общественной жизни.
Необходимо очередной раз упомянуть о патроне блога «Неизвестный Горький». По своей натуре и творческому наследию он, без сомнения, был «беспокойным человеком», представителем интеллигенции, по его словам, «ломовой лошади» истории страны. К сожалению, он в последний период своей деятельности, в сотрудничестве со Сталиным, стал апологетом «стабильности», содействовал – несмотря на другие субъективные цели – репрессивной политике сталинского режима. Вледствие этого он фигурирует сегодня прежде всего как представитель советской власти, на его авторитет ссылаются сторонники проекта СССР-2. Так, процитированный выше оппонент Сенчина, который яростно выступает против «дебильной» «демократической» пропаганды, направленной на «разрушение советского общества» (?!), в конце своей полемики приводит известное высказывание Горького «С кем вы, мастера культуры?». Он, очевидно, убежден, что Горький сегодня был бы с теми, кто борется против «хулителей» советской власти. Я его вижу скорее с теми, кто сегодня в крайне трудных условиях размышляет о том, «каким должно быть государство, чтобы люди считали его своим». Думается, что статья Акунина Горькому понравилась бы.
Поздравляю вас, дорогие посетители блога «Неизвестный Горький», с наступающим Новым 2015 годом. Пусть Новый год принесет вам здоровья, семейного счастья и «стабильность» - по отношению к экономике, к перемирию на Украине, но не по отношению к стабильности официальной политической риторики в России.


»Чего вы хотите?» - С повестью Романа Сенчина снежная революция 2011-2012 гг. пришла в литературу
Отношение к актуальной ситуации в России имеют все записи 2014 г. в этом блоге.

Категория: Россия и россияние - самоидентификация

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии можно оставлять через функцию КОНТАКТ.

Der unbekannte GorkiМаксим Горький

netceleration!

Начало страницы