Блог > Вклад: "Рассказ о безответной любви" - О чем нам говорит Максим Горький?

"Рассказ о безответной любви" - О чем нам говорит Максим Горький?

Пятница, 30 октября 2015, 15:31:45 | Армин Книгге

Максим Горький. Фотопортрет. Мариенбад, 1924 г.

В поисках подходящего вклада в «Год литературы 2015» я решился представить «Рассказ о безответной любви», напечатанный впервые в 1923 году в журнале «Беседа». Автору Максиму Горькому не повезло с календарем по отсутствию юбилейных дат в 2015 году и поэтому он и не удостоился участия в таких оригнальных проектах как «литературное варенье» в усадьбе Тургенева и т.п. Тем не менее предлагаемое произведение вполне соответствует критериям качественной литературы, т.е. тому, чему должно быть посвящено мероприятие подобного рода. Соответственно этим критериям вместе с мастерски разработанной художественной концепцией требуется универсальная, сверхнациональная тематика. И нельзя не признать, что тема любви обладает такой всечеловеческой масштабностью. Именно поэтому писатель в начале двадцатых годов, в атмосфере крайнего политического напряжения как в России, так и в Европе, приступил к проекту «О любви», который – как он писал писателю и другу Ромену Роллану 7 декабря 1922 г. – состоял из трех рассказов «на темы о любви к людям, к женщине, о любви женщины к миру». Речь шла о рассказах «Отшельник», впечатляюшей апологии милосердия, «О первой любви», необыкновенном по откровенности воспоминании писателя о своей жизни с «первой женой» Ольгой Каминской, и «Рассказе о безответной любви», тему которого трудно определить в краткой формуле. Это история несчастной любви простого мужчины к актрисе-красавице, трагедия, которая расширяется в объемную картину состояния общества и мира вообще.


Маленькая энциклопедия любви

Противопоставляются экстремальные разновидности любви. Прямотой, граничащей с грубостью, изображается разрушительная мощь полового инстинкта. Она охватывает людей всех классов и индивидуальностей, среди них и протагониста рассказа, фабриканта-мыловара Петра Торсуева. В процессе его порабощения капризной актрисой он теряет свою солидную позицию в обществе и превращается в осмеянного всеми безвольного слугу своей любимой. Вопрос, насколько он при этом теряет и свою человеческое достоинство, уже уводит в противоречивую историю восприятия произведения, где мнение тех, кто безоговорчно осуждает героя, оспаривается теми, кто одновременно с его социальным снижением отмечают впечатляющий рост его морального авторитета. При этом, по мнению защитников Торсуева, сначала исключительно половое увлечение превращается в настоящую, человечную любовь.

Неоднозначностью отличается и горьковская концепция актрисы Ларисы Антоновны Добрыниной. Она, звезда провинциальных театров, представляет не только известную фигуру фам фаталь, очаровательную соблазнительницу, губящую своих любовников. Она по воле автора одновременно относится к миру современной женщины, которая борется за признание себя как равноправного члена общества и полноценного человека. Добрынина ненавидит навязанную ей обществом роль объекта вожделения мужчин. Она в ролях современной драматургии (Ибсен, Гауптманн и др.) пытается «изгнать со сцены пошлость», господствующую там в образе развлекательных «русских пьесок». Театр должен «научить любви к людям, к женщине, к жизни», заявляет она. Так же как у протагониста возникает вопрос, какое отношение со стороны читателя она заслуживает с такой крайне противоречивой жизненной программой между фам фаталь и феминисткой: презрения, сожаления или уважения?

Рассказ вместе со сложными характерами персонажей представляет маленькую энциклопедию любви, которая содержит, кроме царствущего в этом мире полового инстинкта, и более человеческие отношения, среди них взаимную любовь братьев-сирот Петра и Коли Торсуевых и «простую» любовь актрисы Званцевой, которая жалеет протагониста. Все эти любовные отоношения кончаются глубоким несчастьем или смертью любящих.

Кроме любви, обсуждаются и другие фундаментальные вопросы человеческого бытия: о свободе личности, о смысле жизни и смерти. В тот же контекст включаются и религиозные мотивы: мысли о боге и дьяволе, о вере и неверии. В салоне Ларисы Антоновны пьяные голоса кричат «бог, смерть, любовь». Вместе с опустошенностью провинциального образованного обшества эта формула, возникающая и в других местах, определяет на другом уровне настоящие темы рассказа. Вместе они составляют сложную картину мировоззрения Горького и личного душевного состояния писателя в начале двадцатых годов.

Мир рассказа в целом представляет страшный мир, мрачность и безвыходность которого отражается и в атмосфере актуального времени действия, т.е. времени повествования главного героя о своей жизни. Оно происходит в старом доме, где старомодные фотографии и цветы, высушенные временем и рассыпающиеся в пыль, символизируют нечто давно отжившее, бренность мира. На дворе непрерывно идет дождь, и тусклый свет фонаря иногда принимает форму «огненного паука». Трудно поверить, что все это написано автором, который десятилетие спустя проживет в Советской России прославленным основоположником соиалистического реализма и провозвестником светлого будущего.


«Читательская конференция» в доме Горького (1934 г.)

Интересный документ, способный помочь нам вникнуть в мир мыслей и убеждений именно этого нового Горького десять лет спустя, который, между прочим, выступает и как критик своего «Рассказа о безответной любви», оставил нам писатель-очеркист Илья Шкапа, сотрудник горьковского журнала «Наши достижения», в своих воспоминаниях «Семь лет с Горьким» (1964 г.; второе издание 1990 г.). Вхожий в дом писателя в тридцатые годы, он рассказывает об одной неофициальной «читательской конференции», состоявшейся весной 1934 года в доме на Никитской улице. Попросили об этой встрече неизвестные Горькому три педагога из школ Смоленской области, две женщины и один мужчина, все члены сельского литературного кружка и любители горьковского творчества. Сам Горький, опубликовавший только что статью «О женщине», был заинтересован в этой беседе с читателями на тему «Любовь и дружба». Принимали участие и постоянные жители дома: медсестра Олимпиада Черткова, писатель Вера Жакова и художник Иван Ракицкий; пришли, по демократическому режиму в доме писателя, и комендант дома Кошенков и истопник Левкин. Слегка стилизированное под беллетристику повествование об этом вечере опытной рукой писателя Шкапы, который тоже был приглашен, передает читателю наших дней наглядное представление о свободном культурном климате в доме писателя. Гости, преодолев начальное смущение перед «великим писателем земли русской», показывают солидные знания литературы и живой интерес к теме беседы. Авторитарный характер советской культуры обнаруживается только в распределении ролей: гости, похожие на школьников, задают вопросы, требуют директивы, а писатель-учитель отвечает и ведет дискуссию возражениями и обратными вопросами. В честь Горькому нужно сказать, что он, враг вождизма, очень деликатно пользуется ролью наставника, даже прямо отказывается от нее. Тем не менее он выступает как решительный защитник своих убеждений, в данном случае мысли о необходимости «разума» в делах любви. Самый интересный результат этого вечера состоит в том, что именно в этом пункте возникают возражения против аподиктических тезисов писателя и высказывания в защиту «буйства сердца» в сфере любовных отношений.


Что такое любовь? «Буйства сердца» против разума

Речъ идет сначала о распаде семьи, приводится случай инженера, который во время командировки на Урале сошелся с другой женщиной и оставил жену и двоих детей в Москве. «Есть ли после этого на земле то, что зовется любовью?», спрашивает Черткова. «Прежде чем судить людей , надо знать, что такое любовь», возражает одна из гостей. Комендант Кошенков, представитель порядка, упрекает писателей в том, что они «разрабатывают любовь как золотую жилу, а ясности не дают». Горький по силам старается опровергнуть этот тезис: люди часто сходятся бездумно, руководствуются только чувством сердца, а не разумом, заявляет он. Потом он просит гостей назвать знакомые им произведения русской литературы, посвященные любви. Приводится впечатляющий список, в котором представлены и произведения Горького, среди них «О первой любви» и «Рассказ о безответной любви».
Горький от себя добавляет целый ряд опредеделений и афоризмов о любви, причем он сосредоточивается не на идеальном, а на «земном» смысле этого феномена. Любовь, изъясняет он, - самое красивое и творящее чувство, но в иерархии потребностей человека ей предшествуют жажда жизни и труд, обеспечивающие его физическое существование. Тем не менее и любовь –«чувство сугубо земное». «Она рождается, расцветает и умирает...» (Отметим, что эта идея особенно ярко разработана в любовных сюжетах Ивана Тургенева.)
Центральным пунктом разговора о любви является противоположность сердца и разума. В то время как Горький в своих высказываниях подчеркивает необходимость разума в любовных отношениях, большинство участников придерживается слов Пушкина, что «сердцу девы нет закона», другими словами: «Когда сердце любит – разум спит!» Сторонником этого мнения выступает художник Ракицкий, и в качестве свидетельства он приводит обсуждаемое произведение: «Разум говорит одно, а сердце другое!, - заявляет он, обращаясь к Горькому. Яркий пример – ваш `Рассказ о безответной любви` ... Что заставило в общем неглупого человека – мыловара Петра Торсуева, - следовать по пятам за актрисой Добрыниной? Красавица издевается над ним, `крутит любовь` с другими на его глазах. Что это? Сумашествие? А рядом комическая актриса Соня Званцева любит Торсуева, признается ему в этом, но он отталкивает Соню и тянется к Ларисе.... Лариса же любит доктора, сходится с ним. А доктор ? К ней он равнодушен /.../ И эта всеобщая путаница тянется годами. /.../ Люди балдеют, стреляются, гибнут – вот содержание `Рассказа о безответной любви`».
Горький, очевидно взволнованный выступлением друга, просит его довести свою мысль до конца. В ответ Ракицкий приводит высказывание Торсуева: «Человек не мыслями живет, а бессмысленными желаниями».
Вернемся ниже к этому высказыванию, представляющему атаку на центр мировоззрения писателя. Горький молчит. За него учитель-математик принимает роль оппонента Ракицкому: «Да, в рассказе сердца буйствуют, и разум там в угол загнан! Но разве вы не чувствуете, как там ощущается нужда в разуме? Читая, мне хотелось крикнуть: `Люди! Что вы делаете, подумайте хоть немного! Остановитесь! /.../ рассказ взывает к разуму! Разгул сердца – разгул бесконтрольных чувств – не основа любви, а ее гибель». Горький в восторге от этой оценки и благодарит математика:. «Да, рассказец протестует против вакханалии сердца.... я хотел сделать эпиграфом слова Ларисы Добрыниной: «Изо всех насмешек судьбы над человеком – нет убийственнее безответной любви».

Все согласны с этим определением, одна из учительниц приводит в качестве подтверждения рассказ «Гранатовый браслет» (1911) Александра Куприна. Напомним содержание: Маленький чиновник Желтков, тип сталкера, преследует княгиню Веру Николаевну письмами и посланием названного в заглавии браслета и, не имея успеха, кончает самоубийством. Княгиня потрясена и готовит мертвому обожателю торжественное прощание. Горький рассказывает, что рассказ ему когда-то нравился, но сейчас находит его манерным и думает, что Куприн напрасно `наводит красоту` и возвеличивает безответное чувство Желткова. В том же смысле Ракицкий судит о купринском рассказе, он видит в нем «слащавую сентиментальность, опоздавшую на сто лет» (Кстати, автор этих строк присоединяется к мнению обоих участников беседы.)
Гости в этом случае не все согласны. Ольга Петровна, естественница, возражает: «Любовь бескорыстная, преданная – всегда красивое чувство...» Остальные женщины одна за другой защищают «Гранатовый браслет», находя его «прекрасным рассказом». Одна из них хочет узнать мнение Горького о рассказе «Суламифь» того же автора о любви царя Соломона к тринадцатилетней девушке. Горький в ответ за словом в карман не лезет: «В гареме у `мудреца` семьсот жен и триста наложниц. Мало! Нужна тысяча первая!»
В дальнейшем ходе дискуссии обсуждаются разные «пары несоединимые» русской литературы, начиная с Татьяны и Онегина, и Горький повторяет свое требование разумного решения проблемы выбора: «Мы любим себе подобных». Неразумными и недопустимыми он считает все отношения, неравные по возрасту, по характеру, «половому несоответствию» и другим критериям. В том же духе писатель говорит и о чувстве ревности, в которой он видит «злейшую и губительную страсть». Ракицкий позволяет себе возражение: «Я даже думаю, что любовь без ревности - пища без соли и перца».
На этом кончается беседа. Гости благодарят писателя, но все еще не вполне удовлетворены, просят о новых встречах, «советах» Горького, особенно «о заповедях любви». Писатель решительно отказывается давать любые советы и провожает гостей прочитанием четверостишия (собственной продукции, можно предположить), в котором речь идет еще один раз о «единстве душ» как необходимом условии при выборе партнера.


«Окружен, но не побежден!»

Многое в этом интересном эпизоде заставляет задуматься. На замечание Ракицкого о ревности, представляющей «соль и перец любви», Горький в шутку отвечает: «Окружен, но не побежден! Заявляю: не сдаюсь!» Значит, многократное возниконовение протеста против его «разумных» решений и защита того, что в его глазах неразумно, ошибочно, недопустимо, все-таки задело его. Это может удивить, если речь идет только о разных мнениях, касающихся значения сердца и разума в любовных отношениях людей. Совсем другое дело, если это разногласие расширяется на все области человеческого существования, согласно выше процитированному афоризму Торсуева: «Человек не мыслями живет, а бессмысленными желаниями». Если это правда, ЧТО тогда будет с проектом революции, создания нового человека и нового общества, проектом, основанном на образе человека как разумно мыслящего существа, чуждого всяких «бессмысленных желаний», включая «безумство храбрых»? В статье «О женщине», появившейся в том же 1934 году, Горький призывает женщин Советской России, в особенности крестьянок, наконец-то понять, что «свободный человеческий разум вполне обеспечивает возможность легкой, богатой, интересной жизни». К миру «Рассказа безответной любви», где люди «балдеют, стреляются, гибнут», это утопическое царство в духе Чернышевского не имеет никакого отношения. Не убедительным должен казаться и аргумент учителя-математика, что рассказ – посредством изображения сумасшедшего мира – «взывает к разуму». По этой логике можно любое изображение Зла назвать призывом к Добру. Десять лет назад, во время написания обсуждаемого рассказа, Горький вообще не был способен писать призывы к будущему царству разума.

Под воздействием недавно прошедших мировой войны и Октябрьской революции он переживал глубокий личный кризис, касающийся основы его мировоззрения. Многое говорит за то, что Горький тогда разделял мнение своего героя о том, что люди не живут мыслями, а «бессмысленными желаниями». Подобные выражения пессимизма находятся и в других произведениях того времени, к примеру, высказывания учителя истории в книге «Мои университеты», окрашенные мрачным пессимизмом: «Жизнь – неразумна, лишена смысла. Без рабства - нет прогресса. /.../ Люди ищут забвения, утешения, а не - знания!»
Это, конечно, не значит, что автор безоговорочно согласен со своим героем. Но сильное впечатление, которое производит этот несчастный человек на автобиографического героя, свидетельствует о том, что встреча с этим учителем истории представляет немаловажную часть его «университетов». Горький вообще любит предоставлять много места своим оппонентам, представителям мнений, противоположных официальному кредо автора. Самым ярким примером этого метода является Клим Самгин. «Отрицательные» герои такого типа нередко пользуются средством выражения собственных сомнений, опасений, внутреннего голоса против всем известных убеждений писателя.

Упрямая защита Горького своей позиции («Не сдаюсь!») говорит об известной неуверенности писателя в правоте жестких директив, регулирующих любовные отношения. Искать и выбирать «себе подобных», предостережение от «бесконтрольных чувств» - это больше похоже на работу брачного агентства, чем на поведение влюбленных людей. «Сплошное буйство сердец» в «Рассказе о безответной любви» рядом с разумной статистикой выглядит горазде привлекательнее. В истории русской литературы область бурных эмоций относится к достоинствам творчества Достоевского, и действительно обсуждаемый рассказ вместе с другими «Рассказами 1922- 1924 годов» отличается художественной близостью нелюбимому Горьким классику.


Вернемся к выше заданному вопросу о предсказуемом или возможном отношении читателя к протагонистам рассказа. Симпатичны ли они ему или скорее отталкивают его? В случае актрисы Добрыниной черты бессовестной соблазнительцы явно превалируют перед «прогрессивными» убежденями современной женщины. Ее печальная судьба возбуждает вряд ли больше чем любопытство или снисходительное сожаление. Иначе дело обстоит с главным героем, который одновременно ведет повествование о своей жизни. Все проиходящее производится его памятью, все оценки и комментарии принадлежат ему, гость в его доме ограничивается ролью слушателя и наблюдателя внешних обстоятельств повествования. Знаменательно, что значение центрального персонажа Торсуева в приведенной дискуссии 1934 года практически не обсуждается. Он фигурирует только как жертва безответной любви, «самой убийственной насмешки судьбы». В процессе все более жестоких и оскорбительных унижений со стороны Добрыниной он теряет не только свое состояние, но и свое человеческое достоинство. Это, по мнению участников дискуссии и лично присутствующего автора рассказа, как будто разумеется само собой. К такому человеку можно относиться не иначе, чем с осуждением и презрением. На возможный другой взгляд на это дело указывает только замечание одной из учительниц: «Любовь бескорыстная, преданная – всегда красивое чувство...» Но это относится к «Гранатовому браслету» Куприна.

«Чудаки украшают мир»

Торсуев, в отличие от героя Куприна, тщательно разработанная фигура, которая в течение действия (и также в процессе повествования) претерпевает существенные изменения, в основном к лучшему. Вначале автор знакомит нас с угрюмым, неприветливым стариком, который, окруженный старыми фотографиями и высушенными цветами проживает в музее своей жизни. Но его физиогномия возбуждает любопытство посетителя (похожего на Горького). Он замечает в лице Торсуева «что-то `интеллигентное`», которое не гармонирует с другими чертами. Перед нами «чудак», один из любимых типов Горького, что подтверждается афоризмом: «Чудаки украшают мир». Важно отметить, что Торсуев не принадлежит к интеллигенции. Образованные люди в салоне Добрыниной характеризуются за немногими исключениями как пустословы и сладострастники. Торсуев, мыловар-фабрикант, с ними не имеет ничего общего, интеллектуальная культура и мир театра ему чужды. Принадлежность к классу капиталистов тоже не имеет влияния на его характер. Он вообще человек внеклассового порядка, «интеллигентное» в нем обозначает только его задумчивость и способность критического наблюдения его окружения. В его реакциях на возмутительные события вокруг Добрыниной выявляется здравый смысл и язык «человека народа». Сочувствие читателя должно возбудить несчастное детство героя. Мать ушла от семьи с одним известным пианистом и скоро погибла (предупреждение судьбы сына), отец, похожий на волосатого зверя, тиранизирует Петра и его младшего брата Колю. Изображение жизни в этом «доме без женщин» - яркое свидетельство таланта Горького в области несчастий всякого рода. С неожиданной смерти отца как будто начинается новая, более светлая жизнь братьев. Они искренно любят друг друга, разность характеров усиливает чувство привязанности. Коля, которому отец позволил кончить гимназию и вступить в университет,- тип романтического юноши с «девичьим румянцем на щеках». Старший обожает брата за его знание книг, которое для него равнозначно со знанием жизни. Мечты о счастливой совместной жизни рушатся с появлением Добрыниной. Оба они сразу возгораются страстью к актрисе-красавице, причем младший мечтает об идеальном союзе с небесным существом, в то время как старший, лишенный романтического воображения, мечтает без обиняков о красивом теле женщины. Не в силах преодолеть это страшное наваждение, Петр рискует потерять самое драгоценное в жизни, доверие и любовь брата. Он ему – вопреки истине – сообщает, что он живет с Добрыниной, и тем самым побеждает соперника и любимого брата. Это, без сомнения, моральная катастрофа героя, тем не менее Горький никак не заставляет читателя осудить или презреть Торсуева. Герой сам глубоко раскаивается в этом грехе, и после примирения братская любовь и взаимное доверие возобновляются. Они по ночам беседуют о «разных разностях жизни» и Коля опять удивляет старшего брата «обилием и печалью необыкновенных мыслей». Лариса Антоновна, умная женщина, вполне осознает, что братья являются исключительными характерами в ее развратном окружении: «Оба вы – очень милые люди, но какие-то старомодные, опоздавшие родиться. Странные люди». Но одновременно она играет с ними как кошка с мышью: «А что, милые братья, не боитесь вы, что я сьем вас?» Коля на это смело отвечает: «Пусть лучше сьест львица, но не исцарапает кухонная кошка». В самоубийстве Коли виновата одна Добрынина, которая его отталкивает и обижает.


«Я полюбил ее настоящей, безответной любовью»

На короткий момент после смерти брата у Торсуева вспыхивает ненависть к Добынину, желание ее убить. Реализовать это намерение мешает не только его мирная натура, но и жалость к женщине, падение которой все ускоряется. Неудача ее карьеры становится все очевиднее, она окончательно теряет свое достоинство, заставляя Торсуева поддерживать ложные истории о ее бывших блестящих успехах. Для Торсуева настала ситуация, требующая от него ухода от этой женщины, осужденпой на гибель. Прошла и столь сильная вначале влюбленность в красивое тело актрисы. Когда он, наконец, становится ее любовником, это обозначает не исполнение желания, а начало нового этапа в процессе унижений. Напомним недоуменный вопрос художника Ракицкого в приведенном выше пересказе содержания «Рассказа о безответной любви»: «Что это? Сумашествие?» Ракицкий, вместе с присутствующем автором рассказа, в основном подтверждает это предположение. Читателю, вследствие этого, следует относиться к Торсуеву отрицательно, с сожалением или безоговорочным презрением. Однако в самом рассказе, созданном десятилетие назад, нет основания для такого взгляда на вещи. К рабам, достойным презрения, относится не Торсуев, а компания обожателей Добрыниной, по словам рассказчика, «старые псы», которые вокруг нее вертятся и воют, «истекая слюною вожделения». Правда, Добрынина применяет ту же анимальную метафору в характеристике Торсуева - «у вас верная, честная, собачья душа» - , но это, очевидно, другой смысл «собачества».
После того, как Добрынина перед ним жаловалась на несправедливость ее судьбы, на ее высокие цели на сцене и т.д., Торсуев, вполне понимая пустоту этой исповеди, осознает свою неразрывную связь с этой женщиной: «В ту ночь я полюбил Ларису Антоновну настоящей, безответной любовью».

В чем смысл этой «настоящей» любви? Перед этим герой говорит о жалости к несчастной женщине: «жалко было мне Ларису Антоновну, себя, Колю. Ее – особенно». Речь идет о сострадании, жалости и одновременно о каком-то универсальном чувстве печали, относящемся ко всем несчастьям мира. Добрынина не принимает такое отношение к себе: «Из жалости – не любят, это оскорбительно». Можно предположить, что Горький разделял это мнение. Но несмотря на это важным элементом представляемой здесь любви есть милосердие. Это понятие вносит в дискуссию сложный исторический контекст. В Советской России жалость и милосердие относились к списку «запретных» чувств, элементам христианско-церковной традиции и тем самым к враждебной идеологии. Конфликт в сознании граждан и особенно в творчестве писателей выражен в парадоксальной формуле А. Неверова «Не жалеть нельзя – а жалеть нельзя». Кроме политического барьера признанию этого чувства мог мешать и отрицательный психологический оттенок: человек может «жалеть кого-то свысока», когда сожаление или сострадание связано с чувством превосходства над «бедным» близким, что действительно оскорбительно. Контекст высказывания Торсуева, однако, говорит о том, что мы имеем дело не с такого типа жалостью. «Настоящая» любовь героя лишена как сексуального увлечения, так и чувства превосходства над бедной жертвой общества и собственных ложных представлений. Смысл ее заключается в бескорыстной привязанности к другому человеку, существу со всеми его достоинствами и недостатками. «Безответность» такой любви не унижает и не порабощает любящего, но, наоборот, повышает его моральный авторитет. Реальным выражением этой любви является домик на берегу моря, подарок Торсуева умирающей любимой женщине: «... обставил я его красиво, - ну вот, Лариса Антоновна, умирай!»

Суждения о «человечной любви» героя

Впечатляющей защитой героя и смысла его «безответной любви» от снисходительных оценок его критиков является интерпретация рассказа в статье Е.Б. Тагера «Цикл Горького `Рассказы 1922-1924 годов`» (1964 г.; источник в конце записи). Тагер обсуждает «Рассказ о безответной любви» после рассказа «Карамора», истории провокатора, в которой литературовед – в отличие большинства критиков – видел мастерское изображение «карамазовской» раздвоенности сознания. Подобную человеческую опустошенность критики пытались обнаружить и в характере Торсуева. Тагер приводит комментарий О. Семеновского в восемнадцатитомном Собрании сочинений Горького (1962 г.), где автор утверждает: «В душном мирке маленького замкнутого `я` нет выхода великому чувству любви». В дальнейшем говорится, с одной стороны, о «чистоте и безответной преданности» чувства героя, с другой, об «уродливой сосредоточенности на переживаниях своего `я`». Против таких парадоксальных оценок Тагер поставляет слово рассказчика-автора в рассказе «Чудаки украшают мир». Любовь героя приносит в мир именно такое украшение, ценность, достойную не презрения, а глубокого уважения. Принять толкование истории этого отношения как «пострпенное умирание и опустошение души героя» можно, по мнению Тагера, «лишь закрыв глаза на глубокую человечность [курсив] трагичекой любви Торсуева». Автор статьи приводит высказывание В. Шкловского (в журнале «Россия» 1924 г.): «Взята обычная тема о замечательной женщине-актрисе, в которую влюбляется простой, обыкновенный человек, но по мере рассказа человек все растет, женщина как-то становится обыкновенней». «Вот этот рост героя, все углубляющееся очеловечивание его, - заявляет Тагер, и составляет главное содержание произведения». Чувство «настоящей» любви, лишенного эгоистического начала, по мнению критика, «помогает родиться душевному такту, благородству, мудрости сердца, подымает эту ничем не замечательную фигуру на нравственный пьедестал». «...Горький вместе со своим героем отвергает `кроличью` любовь [о которой говорит циничный «доктор»], приближающую человека к животному, «ради чистой и глубокой, человечной любви, которой , по-своему `украсил` мир одинокий чудак».

Более осторожно, но с тем же намерением защитить героя от грубых осуждений, аргументирует Э. Мирова-Флорин в послесловии немецкоязычного сборника горьковских рассказов «Голубая жизнь» (Das blaue Leben), вышедшего в берлинском издательсте «Ауфбау» 1974 г. Любовь к женщине, настоящая и глубокая, по мнению немецкого горьковеда, способна изменить человека: «Так она делает из почти примитивного, эгоистичного фабриканта Торсуева – даже когда она остается безответной – тонкого, чуткого, самоотверженного человека. По мнению Мировой-Флорин, в рассказе отсутствует всякая «романтизация» любви, тем не менее она «вызовет в сердце читателя живое эхо».

Итак, прав художник Ракицкий, заявляющий в читательской беседе в доме Горького: «Скажу, рассказ глубокого смысла. Сколько в нем мыслей - прямых, без всякой утайки. Есть над чем подумать». Можно добавить, что в рассказе и немало более или менее скрытых мыслей, которые обнаруживаются только в сопоставлении с другими материалами, в особенности с автобиографическим рассказом «О первой любви» и с теми письмами Горького, которые показывают нам самого писателя как любящего человека. В любовных связях с первой и последней женщинами Горького, Ольгой Каминской и Марией Будберг, обнаруживается немало мыслей и ситуаций, имеющих параллели в «Рассказе о безответной любви». Иногда Горький, в частной жизни так не любящий «драмы» и всякие «буйства сердца», приближается к тональности «Крейцеровой сонаты» Толстого. Но это уже материал для другого разговора.

Литература

Текст рассказа в изд.: Полное собр. соч. Худож. произв. в 25 т., Т. 17. М., 1973, С. 261-306

О «читательской конфенеции» 1934 г. в доме Горького в кн.:
Илья Шкапа, Семь лет с Горьким. М., Советский писатель, 1990 , С. 220-246

Е.Б. Тагер, «Цикл Горького `Рассказы 1922-1924 годов`» (1964 г.) в сб.:
Е.Б. Т., Избранные работы. М., Советский писатель, 1988, С. 183-236

Другой вариант безответной любви на этом блоге:
Рассказ «Романтик» - о художественном мастерстве Горького
Столяр Фома Вараксин безнадежно влюблен в свою учительницу, милую барышню, которая знакомит рабочих в организованном партией кружке с «историей культуры».

Горький-художник во время создания рассказа:
Культура против войны и политики – Статья М. Горького «О призвании писателя» (1923 г.)
В год появления «Рассказа о безответной любви» Горький призвал художников и писателей Европы мобилизовать «силу воображения» против войны и насилия, создавать «воздушные замки» в духе гуманизма.

Категория: Произведения Горького

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии можно оставлять через функцию КОНТАКТ.

Der unbekannte GorkiМаксим Горький

netceleration!

Начало страницы